Любимые строки. Во вселенной убого и сыро…

Между Толгой и левобережным Тутаевом, вид с Волги. Теплоход писателей. 5 июля 2015. © фото Виктора Левашова.

Между Толгой и левобережным Тутаевом, вид с Волги. Теплоход писателей. 5 июля 2015. © фото Виктора Левашова.


Юрий Кузнецов

* * *
Во вселенной убого и сыро,
На отшибе лубочный пустырь.
Через тёмную трещину мира
Святорусский летит богатырь.

Облака что бродячие горы.
А с коня клочья пены летят.
Белый всадник не чует опору,
Под копытами бездна и смрад.

Он летит над змеиным болотом,
Он завис в невечернем луче.
И стреляет кровавым помётом
Мерзкий карлик на левом плече.

Диана Кан

Над пепелищем

Как сладко пела молния во мне
и обнажала огненное жало.
Я задыхалась в сладостном огне,
шутить с огнём я с детства обожала.

Кровоточили певчие слова
и ввысь летели раскалённой стаей…
Оплавленная ими синева
текла с небес, всё на пути сметая.

Я приникала к молнии своей
душою, оголённой, словно провод.
А мир мой после огненных дождей
безмолвствовал, расколот и распорот.

Но вновь взлетала огненная плеть,
искристая, как ветвь цветущей вишни…
Так небеса меня учили петь
над пепелищем.

Михаил Сопин

* * *
Войной увеченный и битый,
живу, недавнишний изгой,
Среди других уже событий,
В другой стране и сам другой.

Средь мирных дел, жильцов и комнат,
Где – тихо, сердце, не скули! –
Нас не забыли и не помнят,
Нас просто смазали с земли.

Илья Фаликов

* * *
Что не ровесник – черты подворотни, детдома,
Гладких немного, а сытых по пальцам сочтёшь.
На карфагенских камнях отпылала Дидона,
пламя её подпалило астральный чертёж.

Все мои близкие после ухода воскресли,
с ними общаюсь, когда отключается бра.
Музыка рёбер, набитая лёгкими Пресли,
женщину мне принесли из чьего-то ребра.

Так получилось, и очень давно, и не стоит
что-то подвёрстывать к жизни, устроенной так,
что непонятно, зачем это воет и стонет
ветер ночной, с домовым поделивший чердак.

Максим Амелин

* * *
Из Коломенского в Нагатино
переехал через дорогу:
было – золото, стала – платина, –
только к лучшему, слава Богу!

Что ни делается. – Мигрирую
с одного на другое место
со своей антикварной лирою
беспрепятственно в знак протеста

против косности, – польза разная
в переменах. – Ужели вскую
одного лишь покоя, празднуя
жизнь торжественно, я взыскую?

Будь какая ни будет всячина, –
у меня же на лбу веселье
несказанное обозначено:
«Приглашаю на новоселье!»

Дмитрий Быков

Рыцарь отказа

Сирень проклятая, черёмуха чумная,
Щепоть каштанная, рассада на окне,
Шин шелест, лепет уст, гроза в начале мая
Опять меня дурят, прицел сбивая мне,

Надеясь превратить привычного к безлюдью,
Бесцветью, холоду, отмене всех щедрот –
В того же прежнего, с распахнутою грудью,
Хватающего ртом, зависящего от,

Хотящего всего, на что хватает глаза,
Идущего домой от девки поутру;
Из неучастника, из рыцаря отказа
Пытаясь сотворить вступившего в игру.

Вся эта шушера с утра до полшестого –
Прикрытье, ширмочки, соцветья, сватовство –
Пытает на разрыв меня, полуживого,
И там не нужного, и здесь не своего.

Запись опубликована в рубрике 2015, Современная классика с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *