Виктор Левашов. Ярославский детский стадион заливают фекальные стоки

© фото Виктора Левашова, Ярославль, стадион Молния, октябрь 2016.

© фото Виктора Левашова, Ярославль, стадион Молния, октябрь 2016.


Сегодня 6 октября 2016 года в Ярославле прекрасным осенним утром я пошёл прогуляться и пофотографировать живописные осенние ландшафты. Солнце лучезарно и периодично-часто выглядывало из-за туч, выдавая хороший свет. Хороший свет для фотографий, чтобы они получались ясными, чёткими и с яркими цветами.
Шаг за шагом я приблизился к своему родному стадиону «Молния», который вызывал и вызывает у меня самые тёплые воспоминания: большую часть отрочества и юности, да и после армии, я много времени, прекрасного времени оставил на здешних беговых дорожках и в тренажёрных залах.

Обнаружен протекающий люк.

Обнаружен протекающий люк.


Но ностальгические чувства были резко прерваны смрадным запахом канализации. Осмотрев и внимательно изучив окрестности я увидел на футбольном поле мутные с характерными разводами лужи фекальных вод, а детская беговая дорожка полностью утоплена в смеси мочи, фекалий и сливных вод из отхожих мест.

Из люка хлещет канализация.

Из люка хлещет канализация.


Источником этой катастрофы был обычный люк, из которого фонтаном били фекально-мочевые стоки и бурливыми ручьями стекали на стадион.
Не теряя времени, я пошёл в Детскую спортивную школу, расположенную на стадионе «Молиня», а точнеее МУ ДО Центр физической культуры и спорта Молния города Ярославля на улице Щепкина, сообщить о случившемся. На вахте женщина, внимательно меня выслушав, сказала:
– Директора сейчас нет. Есть его заместитель. Вот я вас к ней отведу.
Так и сделали.

Меня привели в просторный уютный кабинет, где за широки удобным столом в широком удобном кресле восседала замдиректора: женщина довольно молодая и вполне симпатичная.

Канализация течёт на стадион.

Канализация течёт на стадион.

– Видите на стадионы большие жирные лужи, – обратился я к замдиректору детской спортивной школы. – Обширные лужи у ворот, и на середине поля. Так вот, это не дождевые лужи?
– Как не дождевые? Конечно дождевые. – ответила милая женщина.
– Нет. Это канализация. Вас заливаю фекальными стоками.
– Да не может этого быть.
Я к сожалению не знаю, что может быть, а что не может быть. Но говорю что есть:
– Я только что наблюдал, как из люка фантанировалал смрадная вода и стекала на поле.
Могу показать фотографии. Но фотографии в суде – этого крайне недостаточно. Нужны свидетельские показания. Если вы заявите в суд иск виновнику этого вопиющего безобразия, уверен, на миллионов двадцать это потянет: ведь футбольное поле загажено. Футболисты падают, ссадины, царапины. А инфекции, опасные инфекции, в том числе гепатит, столбняк, холера никуда из фекальных вод не денутся.

Детская спортшкола "Молния".

Детская спортшкола “Молния”.


– Ой, если из люка, то это Водоканал. А с Водоканалом мы судится не будем. Он нам очень помогает, – ответила милая замдиректора детской спортивной школы.

– Вы знаете, после иска Водоканал вас ещё больше любить будет, и перестанет заливать канализацией, – отвечаю я. – Ведь это не в первый раз.

– Да, я видела, как вы бегаете вокруг стадиона, – неожиданно заявила славная заместитель директора. – И вам мешают эти лужи на беговой дорожке. Но это чистая водопроводная вода.

Вот как. Оказывается у меня есть свой интерес, и очаровательная женщина ясном об этом намекнула.

– И всё это не моя работа, – добавила красавица. – И не моё дело. Что вы пишете?
– Я вам пишу свою фамилию, имя, отчество. И не для свидания. А к электронному адресу. Вы можете сделать запрос, и я вам вышлю шикарнейшие фото, как вас, точнее ваш стадион, заливают фекальные стоки.
– Нет, это не моя работа. И это меня не касается.

Интересно, если бы я сообщил, что спортшкола горит, заместитель директора тоже бы ответила: «Это меня не касается. У меня и так много работы» – мельком подумал я.

И тут я понял, почему стадион «Молния» гибнет. Я понял, почему раньше были беговые легкоатлетические, пусть хоть гаревые, дорожки. Была площадка для метания ядра. Были песочные ямы для прыжков в длину. Была волейбольная площадка. Трибуны площадки для городошного и гиревого спорта. Было три катка: хоккейный, для танцев на льду бесплатные , и тренировочный в глубине. Был – внимание – гараж для мотокроссного спорта, и спортивыне мотоциклы.

А сейчас всего этого нет.
Да, лихие 90-ые до сих пор дают свои всходы.

Вроде я разговариваю со взрослой женщиной, и не старой, и не инвалид, и вроде даже ответственный работники, и вроде даже работает.
Но стадион заливают фекалии, и это не её дело.
А я, сообщающий ей об этом ужасе, имею , по мнению прелестницы, корыстные интересы: я ведь бегаю здесь кроссы.

Как жаль, что ум столь обаятельной женщины не поднимается выше низких мотивов.

На выходе из спорт-школы я всё же выловил рабочего, повторил всё выше сказанное:
– Идёмте. Вы увидите и поймете – это не водопроводная вода. Вас заливают говном.

Уже подходя к злополучному люку мужчина весело сообщил:
– Чую. Чую канализацию. Где-то здесь.

Вот, наконец я нашёл человека, который работает в спорт-школе и своими глазами и своими ноздрями убедился, что футбольное поле залито фекалиями.

Надеюсь теперь и очаровательная заместитель директора оторвёт свои прелести от кресла и хотя бы сообщит о катастрофе в МЧС.

П. С. Прелестная заместитель директора детской спортшколы так и не сказала как её звать-величать. Да и не суть. “Что в имени тебе моём…”

Запись опубликована в рубрике 2016, Новости с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *