Веселова Ольга. Из рода странников небесных

Андреевская средняя общеобразовательная школа

«Из рода странников небесных»
(исследование жизни и творчества борисоглебского поэта Константина Владимировича Васильева)

Исследовательская работа

Автор работы: Веселова Ольга,
учащаяся 10 класса
Руководитель: Борисенко Людмила Владимировна,
учитель русского языка и литературы,
1 квалификационная категория

д. Андреевское – 2010 год

ПЛАН РАБОТЫ

Введение 3 стр.

1.Поэт Константин Васильев -герой не нашего времени.
1.1.Небольшая биографическая справка 4 стр.
1.2.Литературное наследие поэта 5 стр.
1.3.Особое обаяние личности К.Васильева 6 стр.

2.Особенности творчества Константина Васильева
2.1.Мотивы лирики К.Васильева 7 стр.
2.2.Поэтический стиль К.Васильева 9 стр.
2.3.Женщины в судьбе и творчестве Константина Васильева 10 стр.

Заключение 11 стр.
Примечания 11 стр.
Источники информации 12 стр.

Введение

Людей обманывать не стоит,
себя не стоит самого.
А впрочем, ложь не беспокоит
на белом свете никого.

Лишь правда всех опять тревожит,
лишь правда застает врасплох.
И этот лживый мир, быть может,
не столь уж лжив, не столь уж плох.

К.Васильев

10 января 2010 года могло исполниться 55 лет со дня рождения борисоглебскому поэту Васильеву Константину Владимировичу, однако в августе 2001 года его не стало. Он умер в возрасте 46 лет от воспаления лёгких. Многих тогда удивил диагноз, да и врач, дававший заключение о смерти, обмолвился ненароком, что в наше время от воспаления легких не умирают. Как утверждают друзья поэта, Константин Васильев и был человеком не нашего времени. Может, он уютнее чувствовал бы себя среди коллег “серебряного века”.

Возникают вопросы: почему талантливый поэт при жизни не был удостоен должного внимания, не дождался издания в полном объёме своих произведений? Не увидел напечатанным первый номер провинциальной литературной газеты под названием “Борисоглебские слободы”, идея издания которой принадлежит ему? (Друзья продолжили его начинание, выпустив уже несколько номеров “Борисоглебских слобод”). Почему поэт вёл почти аскетический образ жизни? Трудился, но всегда нуждался в деньгах? Любил ли он кого-нибудь? Кто из женщин отвечала ему взаимностью? О чем и какие его стихи?

На эти вопросы я буду пытаться ответить в своём исследовании, которое назвала «Из рода странников небесных», имея в виду непохожесть Константина Васильева на окружавших его людей и особенности его поэтического дара.

1.1.Небольшая биографическая справка

Васильев Константин Владимирович родился 10 января 1955 г. в п. Борисоглебский Ярославской области, в семье служащих. (Отец и дед поэта – кадровые военные, мать – учительница начальных классов, большую часть жизни проработавшая корректором в районной газете «Новое время»).
В 1972 году окончил школу и поступил в Ярославский государственный пединститут им. К.Д.Ушинского на биолого-географический факультет, который окончил в 1977 г. Служил в рядах советской армии, работал в сельских школах Костромской и Ярославской областей, в институте “Мосгипроводхоз” топографом, в пожарной части п. Борисоглебский. Женат не был. Детей не имел. Умер поэт 17 августа 2001 года; похоронен у себя на родине, в поселке Борисоглебский.

1.2. Литературное наследие поэта

Его литературное наследие включает в себя, кроме изданных книг (около десяти), несколько тысяч неопубликованных стихотворений, многочисленные критические статьи и эссе, рецензии, литературоведческие работы.
В своей автобиографии К.Васильев записал: «В студенческие годы занимался в основном “по специальности”, т. е. биологией. Область научных интересов – орнитология. Являюсь автором ряда научных работ, напечатанных в сборниках МГУ, Московского филиала Географического общества, Академии Наук УССР. Пять орнитологических брошюр вышли в Ярославле, их тема – изучение и охрана хищных птиц в период “экологического кризиса”. Стихи писал всегда, отдавать же их в печать начал с 1978 г. Основные публикации – в сборнике “Молодые ярославцы”, журналах “Сельская молодежь”, “Литературная учеба”, “Русь”, провинциальной литературной газете “Очарованный странник”. В 1990 г. в Верхне-Волжском книжном издательстве вышла первая книга стихов “На круговом пути потерь”, включившая в себя 49 стихотворений.
Книга “Границы слова” (М., “Время”) вышла в 1992 г.
Наряду со стихами, в областной печати опубликован цикл литературных эссе о поэзии М. Кузмина, М. Волошина, В. Ходасевича, Г. Иванова, о поэме А. Блока “Двенадцать” и др. Для дома-музея М. Ю. Лермонтова в Пятигорске написано исследование о романе “Герой нашего времени”.(1).
К.В. Васильев – лауреат премии Н. С. Лескова за 1993 год, присуждаемой газетой «Очарованный странник». После поездки в 1976 году в Болгарию всерьез занялся поэтическим переводом; две книги Васильева под одинаковым названием «Переводы» вышли в 2005 году: в одной собраны его переводы с болгарского (Пейо Яворов, Николай Лилиев, Пенчо Славейков, Стоян Михайловский, Димчо Дебелянов и др.), в другой – с английского и французского (Уайльд, Байрон, Вордсворт, Бодлер, Верлен, Валери и т.д.). Большинство работ Васильева не завершено, многие переводы существуют в двух-трех вариантах.

Силами его друзей выпущен сборник “Последние стихи”, куда вошли 63 стихотворения, написанные за последние месяцы жизни (Борисоглеб, 2001). Сразу же после смерти поэта при Ярославском отделении Союза российских писателей была создана комиссия по литературному наследию К. Васильева, которую возглавил известный российский критик, профессор Е. А. Ермолин. В Ярославле опять же силами друзей поэта был переиздан один из значительных прижизненных сборников К. Васильева «Ночная бабочка в огне» (Ярославль, 2002 г., изд-во «Аверс-пресс»), а в 2003 году на средства администрации области была издана книга «Избранное» Константина Васильева. (Ярославль, изд-во «Нюанс», 2003). В 2002 году в доме, где родился, жил и умер поэт, был создан музей-квартира Константина Васильева.
С 2003 года в Борисоглебе проходят ежегодные Васильевские чтения («Голоса русской провинции»), собирающие гостей и участников со всей области, а также из столицы и других городов России. Звучат литературоведческие доклады, читаются стихи, поются песни – не только на стихи К.Васильева. Организаторы Чтений по мере своих сил пытаются показать самых ярких поэтов и писателей – как недавно ушедших, так и ныне здравствующих. По итогам Васильевских чтений издается сборник научных докладов, а с 2009 года – научно-художественный сборник «Голоса русской провинции».
Константин Васильев оставил богатейшее литературное наследие. Личный архив поэта сдан на хранение в Государственный архив Ярославской области и ждёт своих исследователей.

Друзьями и близкими установлен памятник на могиле, мемориальная доска на школе, открыт сайт в Интернете http://роetvаsiliev.nаrod.ru/. Посвящения. М.Лебедев.

1.3.Особое обаяние личности К.Васильева

Вот что писал о Константине Васильеве в 1997 г. Е.А. Ермолин, ныне заведующий кафедрой культурологии Ярославского педагогического университета, профессор, академик Академии русской современной словесности, отметивший еще в 1984 г. «несомненность и обаяние дара» поэта: «В кулуарах современной Ярославской словесности Константин Васильев отмечен печатью эффектной, бросающейся в глаза необычности. Начать с внешности. Увидев раз, уже не забудешь эту сухопарую костистую фигуру в черном полумонашеском одеянии. Породистое лицо аристократа времен упадка, птичий профиль. Небрежно брошенные на плечи волосы, выражение важной грусти во взгляде…Он живет свободно, ничем себя не связывая, ведет себя с полной непринужденностью, говорит искренне, без малейшей дипломатичности и в целом чем-то сильно смахивает на свободного богемного художника. Есть в нем что-то общее с Бодлером, чей французский он иногда не без успеха передает по-русски». (2)

Глава 2.Особенности творчества Константина Васильева.

2.1.Мотивы лирики К.Васильева

Я устал? Да ничуть не бывало!
Я усталости знать не могу.
Впрочем, время мое не настало:
Время ждет не героя – слугу.

В своём дневнике К.Васильев записал: « … Легко писать так, чтобы тебя поняла и полюбила – толпа! Но как трудно писать для «избранных». Я не отстаиваю принцип элитарности. Для меня пастух, понимающий подлинную поэзию – избранный, а профессор философии, который глух к поэзии – представитель «толпы». Я, разумеется, готов уважать этого профессора – как ученого, и как человека (если он хороший человек)… Но пишу-то я не для него, а для тех, кому нужна поэзия! И в моем слове «толпа» – нет ничего оскорбительного. Я не буду думать о человеке хуже, если узнаю, что он глух к поэзии. Это не вина его, а беда (впрочем, может, это его счастье?!). Я не переношу лишь тех, кто будучи к поэзии глухим, судит поэтов. Это уже другое дело! (01.03.82 г.) (3)

Наше прагматичное время К.Васильев не чувствовал своим: «Впрочем, время мое не настало, время ждет не героя — слугу». Поэт, много размышлявший о судьбе поэта, о поэзии, писал: «Только вот еще что: мы прекрасно усвоили, что все поэты – жертвы (обстоятельств, судьбы, общества… ). Да – жертвы. Но это не значит, что они сами не бывали палачами. Бывали, частенько бывали, в том и штука. Поэты просто не могут не бывать время от времени (и желательно – почаще!) «палачами», потому что это – способ их существования. Как говорится, «не согрешишь – не покаешься». О чем бы поэт пел, если бы он жил пристойно, «как все»?
Упрощая, можно сказать, что сама поэзия – катарсис, преодоление зла. Но разве может преодолеть зло тот, кто держится от него в сторонке? Сама судьба повелела поэту – прежде грешить, а после петь, то есть «очищаться» самому, и очищать нас с вами. «Божественный глагол» нисходит все-таки к земному, низкому, низменному человеку …».

Ничем я не могу помочь
вам, одичавшим в одночасье.
Так и получится точь-в-точь:
меня погоните вы прочь,
путем всеобщего согласья.

Вы говорите грубый вздор
от имени всего народа –
какой великолепный хор!
Я выслушаю приговор,
я выслушаю ваши оды…

15.04.89.

Евгений Ермолин отмечает: «Васильев сочетал в своих стихотворениях гражданственные мотивы, острое переживание глобальных российских неустройств с лирической задушевностью, с обращением к самым близким людям, разговором с Богом.

В своих стихах Васильев воспринимал мир как проблемное пространство. Вселенную, считал он, вновь и вновь нужно осваивать, обживать. Или, лучше сказать, нужно вновь и вновь напряжённо искать в кромешном хаосе бытия свой путь – без иллюзий. Без надежд. Личная судьба сплеталась с судьбой безумного века:

Шумят деревья за окном
На заднем плане,
А на столе кувшин с вином,
Вино в стакане.

Не холодно и не темно.
Не всё так плохо.
Хотя кончается вино,
табак, эпоха.

В предощущении конца
И жить не тяжко.
Ну что ж, ещё глоток винца,
ещё затяжка… (4)

Поэт Михаил Лебедев рассказывает: «В дни теперь уже давние, когда поющая душа Кости Васильева искала отклика у людей, написал он письмо и послал свои стихи Арсению Тарковскому, которого уважал и ценил безмерно. К его удивлению, очень скоро мэтр ответил приглашением к себе в Переделкино. Радости Кости не было предела. Он бегал по дому, суетился, волновался, но потом вдруг сник, сел, горестно опустив свои худые руки промеж коленок, и вздохнул: “Я никуда не поеду. Мне нечего надеть”. И не поехал. Предстать перед “последним поэтом Серебряного века” в домашнем одеянии Константин не мог, а другой одежды у него просто не было». (5)

Горбушки нет на ужин,
Гроша в кармане нет.
Я никому не нужен,
Я – истинный поэт.

Меня глазами смерь ты,
веселый гробовщик.
В лицо голодной смерти
Я сам смотреть привык.

Одна из важных сторон жизни и поэзии Васильева – любовь. Хотя, как отмечают исследователи его творчества и друзья, он умел любить, но почти никогда, кажется, не был счастлив в любви. Его стихи – это стихи утраты, разлуки, несостоявшейся встречи… Сильно звучит у поэта мотив непреодолимой разлуки, мотив жизненного несовпадения родственных душ: «…Хотя бы два слова скажи мне, хотя бы полслова шепни – что может быть ближе, интимней, когда мы в разлуке, одни, когда между нами пустыня великой и лютой зимы, когда мы не встретимся и не сгорим от желания мы?»

2.2. Поэтический стиль К.Васильева

Правде смотрю в глаза —
Море живых цветов.
Солнце. Трава. Роса.
В каждой росинке — кровь.
(«Утро. Трава в росе»).

Изображение в этом стихотворении напоминает картины современных поэту художников: яркость, и вместе с тем ощущение безысходности. Мне думается, все самые видные художники того времени, в широком смысле слова, жили в напряжённом ожидании завершения, гибели, в ожидании едва ли не конца света. И не зря воспоминания о тех годах пестрят рассказами о юродивых, забавных и трагичных одновременно резонёрах, деревенских и городских мудрецах. Возможно, к поэту Константину Васильеву в литературной среде и в Борисоглебе относились именно так: как к блаженному. Невероятно трудно было совместить сразу несколько самых разных впечатлений от его поэзии, несущихся на читателя одновременно, как тройка. Претенциозное, изящное письмо, словно сошедшее со страниц учебника литературы, иронию, корнями уходящую в античноть, и отчаянность деревенской песни. Вот строчки, передающие ощущение поэта в конце двадцатого столетия:

От ранней до поздней звезды
сумеем почувствовать вечность,
и ночь — до рассветной черты —
как глину, успеет обжечь нас.

И чувства свои сбережём,
и им никогда не изменим,
крещёные общим огнём,
сожжённые общим крещеньем…

А вот пример ещё более глубокой иронии, выходящей за рамки привычных образов; она почти неузнаваема. Церковнославянские обороты, как бы нечаянно возникающие на поворотах строки, приносят древний аромат. Но ведь наш современник порой не может отличить запаха скипидара от запаха ладана.

Зачем искать великолепий
на небесах и на земле,
и в том числе — в Борисоглебе?
В Борисоглебе в том числе.
«Борисоглеб великолепен,
Борисоглеб неповторим…»
Зачем его возводят в степень?
Неповторимым был и Рим.
Так просто быть неповторимым…
Но на песке рисуют рыб —
и что тогда случилось с Римом?
Неповторимый Рим погиб!
Кто знает, несколько мгновений
или вся вечность на кресте?
Не требуется украшений
непреходящей красоте.
И наше время игровое
сошло с ума от мишуры.
Давай хотя бы мы с тобою
нарушим правила игры.
Игру огня в холодном небе
мы видим, стоя на земле —
и в том числе в Борисоглебе.
В Борисоглебе в том числе.

В середине 80-х поэтическая манера Константина Васильева становится ещё более строгой, но в этой строгости, как на металле, отпечатан стиль поэта. Константин Васильев отказывается от навязываемого новыми условиями порядка вещей, а всем окружающим кажется, что он выпал из действительности. В эту эпоху поэт существует как Дон Кихот, на грани гениальности и нелепости, и таковы его стихи.

Я точно не умру от легкомыслия:
земная жизнь груба и тяжела.
Пускай моя не выполнена миссия —
познать добро путём познанья зла, —
пускай мои слова наилегчайшие
под тяжестью своей изнемогли —
суди меня, казни меня, но знай, что я
шёл к небу роковым путём земли.

2.3. Женщины в судьбе Константина Васильева

Рассказывая о Константине Васильеве, нельзя не упомянуть о трёх женщинах, сыгравших в его судьбе каждая свою – большую и необходимую – роль.

Мать, Ления Ильинична Васильева, она подарила миру поэта, она страдала вместе с ним, берегла и спасала.

Болгарская девушка, первая его любовь. «Трагичная любовь – вот что сделало меня поэтом», – признался он в дневнике. Всю свою жизнь он помнил эту девушку, посвящал ей стихи. Она однажды ответила из Болгарии на письмо друга поэта Михаила Лебедева, отозвалась о Константине очень тепло и нежно.

И, наконец, последняя любовь – Галина Поморцева – интересный художник, красивая и умная женщина. Познакомился он с ней за полгода до смерти. Похоже, сам Бог послал её поэту. Стараниями в первую очередь Галины Ивановны был приведён в порядок васильевский архив, организован музей. Кто-то назвал Поморцеву «Борисоглебской Маргаритой». Маргарита другой и быть не могла! К сожалению, они встретились ненадолго. Но это время было самым плодотворным и самым счастливым для каждого из них. Не случайно и то, что среди мрачных романтических работ о смерти и одиночестве выделяются стихотворения, посвящённые Галине Поморцевой, отличающиеся необыкновенным лиризмом и искренностью. Главное качество, которое поэт подчёркивает у своей любимой, это нежность. Какой редкий дар в наше время!

… что есть со мною ты, что ты нежна,
Что нас объединяет тишина.
(«Когда-нибудь я выйду на простор…»)

Только чувства безбрежность,
И мне ясно до слёз,
Что в глазах твоих нежность,
И печаль, и вопрос …
(«Ничего мне не надо…»)

Разлука, горе, смерть – всё в мире есть,
А мне-то что! – ведь ты со мною, здесь,
Ты нежная, надёжная, живая.

(«Сонет»).

– Её нежность есть дар служения. Служения даже после смерти Мастера. Галина Ивановна основала музей-квартиру, которая стала литературной Меккой истинных любителей поэзии; а титанический труд по систематизации работ К.Васильева (около 5000 стихотворений, а также критические статьи, эссе, переводы); выпуск сборников стихотворений. И, конечно, самый первый и компетентный исследователь творчества К.Васильева также Галина Поморцева.

Заключение

Поэт Константин Васильев представлял особенный тип художника и человека: чуткий, жаждущий справедливости, желающий веры, дружбы и любви, постоянно укоряющий себя. Он мечтал быть выше обстоятельств, но обстоятельства захлёстывали его. Он кажется забытым, несчастным, но тем не менее оставляет после себя огромное наследие.

Опыт поэзии Константина Васильева — опыт поэзии-одиночки, поэзии-аскетки, поэзии-денди. Это причуда поэтической стихии, но это причуда Бога, улыбка Бога. Это трагическая свобода поэзии.
Умер человек Константин Васильев, но остался поэт Константин Васильев, осталось его дело: украшать нашу жизнь стихами, делать её добрее, чище, искреннее … наверное, в этом и есть суть любого творца

Примечания:

Васильев К. Избранное: Стихотворения, эссе. Составитель Е.Ермолин. – Ярославль: Нюанс, 2003.стр.301
Васильев К. Избранное: Стихотворения, эссе. Составитель Е.Ермолин. – Ярославль: Нюанс, 2003. Стр.4
http://poetvаsiliev.nаrod.ru/
Васильев К. Избранное: Стихотворения, эссе. Составитель Е.Ермолин. – Ярославль: Нюанс, 2003.стр.305
http://poetvаsiliev.nаrod.ru/

Источники информации

1) Васильев К. Избранное: Стихотворения, эссе. Составитель Е.Ермолин. – Ярославль: Нюанс, 2003. – 320 с.
2) Васильев К. Судьбе своей я жертвую собой…. – П. Борисоглебский, 2006 г.
3) http://poetvаsiliev.nаrod.ru/

Запись опубликована в рубрике Эссе и статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *