Евгений Зайцев, водитель троллейбуса. Необычайнейшая встреча двух творческих личностей на утилизационном объекте в городе Ярославле

“Случайное, являясь неизбежным,
Приносит пользу всякому труду.
Ведя ту жизнь, которую веду,
Я благодарен бывшим белоснежным
Листам бумаги, свёрнутым в дуду”.

Иосиф Бродский

Евгений Зайцев, Ярославль, август, 2017 год, улица Собинова.

Евгений Зайцев, Ярославль, август, 2017 год, улица Собинова.


. . .

Я вглядываюсь в ночь сквозь шов
Разбитого корыта.
И вижу: Вит. Карандашов
Читает стих открыто.
На баке мусорном стоит
В отважности задора,
На пальцах вычисляет ритм
И водит в небе взором.

“Зачем взобрался на “Парнас”?!
Слезай!” – а он мне вторит:
“Нашёл я книжку в добрый час –
Стихов шахтёрских томик.
О, сколько тонн они вчера
С кайлом одним в забое
Угля давали “на гора”,
Пока я был в запое.

И я на эту горку влез,
Чтоб выйти из забвений.
Теперь ускорится прогресс
Моих стихосложений.

По следу огненной лисы
Лежит моя дорожка…
Послушай, может угостишь
На посошок немножко?”

Корыто сбросив, я достал
Заначенный случайно
В кармане шкалик и сказал:
“О Кей, Витюха! Майна!
Да здесь, пожалуйте, Клондайк –
Резвиться можно вволю,
Когда наметится твой край
На жизненном просторе.

Добротных множества вещей
Гражданский потребитель
Бросает нынче. Что ж, жирней
Стал жить он?.. Слушай, Витя!
Дружище, дай-ка расскажу
Лирическою строчкой:
Я тоже склонен к падежу –
Был волком-одиночкой.

Тогда душа была пуста,
Я шёл помойки мимо,
И, равно, как рояль в кустах,
Увидел пианино!
Как дотащил его домой?..
Не помню, только твёрдо
Решил тогда я стать, друг мой
Не меньше, чем Джон Лордом.

И ввечеру – соседям в прах –
И по утряне рьяно,
Лабал на полных парусах
И “Форте” и “Пиано”.
Искал созвучий интервал
И ускорялся в гаммах.
Играл, играл, играл, играл,
Сквозь боль играл упрямо,
Но тщетно. Пальцы коротки –
Могу лишь вдарить в бубен.
И вот перед тобой, прикинь:
Не Лорд, не Лист, не Шуберт…”

“Обидно, чёрт!…!
“Обидно? Ну,
Как есть, всё честь по чести.
А ты, вот, не пойдёшь ко дну,
Когда на этом месте,
Ну, скажем, лет так через пять…
Утиль, как хлам ненужный,
Окажется твоя тетрадь
Размокшей в этой луже?”

Восток затмил сиянье звёзд
Румяною зарёю.
Брёл по дороге старый пёс
Походкою хромою.
Мотора рёв! Визг тормозов!
И встрепенулись галки
В ветвях. Вздохнул Карандашов:
“Ох! Пёсика как жалко…
А ты, наверно, прав, Евген,
Должны пролиться реки
Чернильной крови вскрытых вен,
Чтоб отразиться в веке”.

Рассвет над Ярославским радиозаводом. Январь, 2018 год.

Рассвет над Ярославским радиозаводом. Январь, 2018 год.


И мы разлили грусть-тоску
За истину до донца,
Когда к зелёному ростку
Пробился лучик солнца.

Август, 2017 года.
Ярославль

.

Запись опубликована в рубрике 2018, Современники с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *